Истории Индиго, или Как людям объяснить "необъяснимое".

вкл. . Опубликовано в Дети Индиго

Поддержи нас в социальных сетях!

Рассказывает Миронова Валентина Юрьевна, биофизик, 20 лет проработала в Космическом Центре, специализация – закрытые открытия.

Моя работа с детьми и их родителями открыла мне новый мир. Я часто встречаюсь с родителями, которые приходят в отчаяние от своих детей и не понимают, кто перед ними и что с этим делать. Они страдают, но даже представить себе не могут, как страдают их дети от непонимания самых родных и близких. Тонкая нервная система детей не выдерживает жёсткости, если не сказать жестокости, нашего мира.

Родилась и прожила всю жизнь в Москве. В свое время я закончила авиационно-технологический институт, работала в космическом центре, и по роду своей деятельности искала ответы на вопросы в совершенно нестандартных, нетипичных областях. Я поняла, что биофизика синтезировала в себе всё.

Сейчас работаю в области синтеза научных планетарных открытий (по химии, физике, ядерной физике, ядерной химии, астрофизике и другим научным дисциплинам), где на стыке разных дисциплин открываются новые знания. Цель – на простом языке рассказать людям об их скрытом могуществе, которое в настоящее время начало раскрывается. Встречаясь с учёными, говорю о том же самом, но на их языке.

В 2009 г. вела рубрику на сайте http://www.deti-indigo.ru, в разделе «Для родителей» – «Откровения Индиго». В помощь родителям составлен Информационный Справочник – куда переводить ребёнка, когда в школу (детсад) ходить невозможно. Справочник размещён на главной странице сайта.

Мне хочется рассказать вам две истории, возможно, они помогут родителям лучше понять своих детей. С этими явлениями я столкнулась, когда работала диагностом в одном медицинском центре. Диагностика организма проводилась с помощью прибора «Оберон»: на голову человека одевались наушники, и в течение двадцати минут шло сканирование определённых областей головного мозга.



История первая – Зеркало

На консультацию пришли молодые родители и привели девочку шести лет. Они хотели проверить, есть ли у дочки глисты, и мы начали обследование. Мама осталась с дочкой, а отец вышел. Девочка села рядом со мной, на её голову надели наушники, и прибор начал сканирование. Во время процедуры (20 минут) ребёнок сидел на удивление тихо и спокойно, совершенно не мешая работать. То, что высветилось на мониторе, потрясло меня до глубины души. Весь организм девочки был болен. Но не это было главным. А то, что состояние некоторых органов никак не соответствовало самочувствию ребёнка.

Спрашиваю у девочки – там болит? А здесь? А это бывает у тебя?

Нет, ничего не бывает, – отвечает девочка, да и я сама понимаю, что это так.

Тем не менее, её печень, словно у пьющего человека «со стажем», поражена полностью. И большой вопрос – чем? Смотрю дальше. Убеждаюсь, что нет ни одного здорового органа. С такими отклонениями полагалось давно лежать на больничной койке, а не бегать с мячиком. «Оберон» закончил сканирование, снимаю наушники с головы девочки и чувствую на себе её взгляд. Из бездонной глубины на меня смотрит мудрец. Тут я понимаю, что болячки, определённые прибором, вовсе не её! Девочка, любя своих родителей, взяла на себя их болезни. Но, поскольку её собственные жизненные силы велики, эти болезни находятся в «спящем» режиме. Располагаясь, фактически, на тонком плане.

Верно, – кивает головой девочка, соглашаясь с моими мысленными выводами.

Мама сидит рядом, не слыша нас. Думаю, как рассказать ей о результатах обследования дочери и о самой ситуации. Девочка помогает мне – Мама всё время ругается с папой.

Ты что такое говоришь?! – возмущается мама.

Папа с мамой всё время спорят, – печально продолжает девочка.

Прекрати! – требует мама.

Входит папа. Слышит последнюю фразу жены и тут же начинает обвинять супругу в неправильном воспитании дочери.

Они меня совсем не слышат, – печалится ребёнок.

Беру ситуацию в свои руки, девочка активно помогает и усыпляет папу. Он садится на диван, тут же засыпая. Остаётся мама, она в полной растерянности.

Зачем ты это сделала? – спрашиваю девочку, имея в виду её «болезни».

Чтобы им помочь – отвечает она.

А родители знают? – продолжаю её спрашивать.

Я их люблю, – сказала девочка.

Мы замолкаем. Мама слушает нас, ничего не понимая и у неё нет слов, чтобы сформулировать вопрос. По наитию спрашиваю мать – в последнее время дочка спрашивала что-нибудь совсем необычное?
Женщина вспоминает – да! Она спрашивала, как ей родиться обратно… А что, собственно, происходит?

Мы с девочкой молчим и смотрим в глаза друг друга.
Ты хочешь, чтобы я была твоим голосом? – спрашиваю её. Она кивает. Конечно, так ей проще, ведь у меня взрослый вид и мама среагирует на меня адекватно. А для неё девочка всего лишь ребёнок, глупый и вздорный. Мне нужно некоторое время, чтобы собраться с мыслями и словами. Мама вопросительно смотрит на меня – есть ли у дочери глисты?

Нет, их у неё нет. Пожалуй, это единственное, чего нет.

Самое сложное для меня, это как сказать маме о дочери и о ситуации «зеркала».

Скажите, вы интересуетесь новостями? – спрашиваю маму.

Да, – отвечает она.

Слышали Вы о детях, которые зовутся индиго или кристальные, или звёздные? – уточняю у неё. Папа крепко спит.

Что-то слышала, – напрягает память мама.

У Вас дочь индиго, – говорю.

Что? – переспрашивает мама.

Посмотрите в её глаза – предлагаю женщине и понимаю, что на мысленном уровне дочь больше скажет матери, чем я. Мать молча смотрит в бездонные печальные озёра.

Мама, почему ты не любишь папу? – тихо спрашивает девочка.

Женщина пытается спрятаться за словами.

Вы хоть понимаете, почему дочь спросила об обратном рождении? – снова вступаю я.

Нет – женщина полностью «выбита из колеи».

Предлагаю ей подумать, пошевелить мозгами. Что значит «обратно родиться»? Женщина морщит лоб, трёт ладонями виски – не понимаю.

Это означает, что Ваша девочка хочет от вас уйти, – мне очень трудно говорить. Но глаза девочки требовательны и строги.

Куда? – тихо спрашивает женщина. Понимаю, что её сознание с трудом вмещает происходящее, но пути назад нет.

Посмотрите в глаза дочке, там вы увидите, обманываю ли я Вас, – предлагаю ей. Женщина пристально смотрит.

«Обратно родиться» означает уйти из семьи. Это явление Вам известно под словом «смерть», а потом девочка воплотится в другой семье. Так? – оборачиваюсь к девочке.

Да, – говорит она.

Над нами повисает ТИШИНА. На женщину жалко смотреть.

Вы всё выдумываете! – это мне.

Мама, почему ты не любишь папу? – повторяет вопрос дочка. Молчание.

Хорошо, – соглашается девочка – я, может, побуду ещё у вас. Подумаю.
Женщина поднимает на меня глаза.

А мне что делать? – шепчет она.

Спрашивать у дочери всё, что Вам неясно. Абсолютно всё, – отвечаю ей, дочь согласно кивает.
Уже издана книга «Как выжить рядом с Индиго», – вспоминаю. Мать записывает название.

Потом рассказываю результаты исследования дочери, и о том, как она из любви к родителям взяла на себя все их болячки. Мать верит с трудом, но компьютер выводит графики, возразить нечего. Женщине сложно принять в сознание, что такое случилось с ней и не является бредом. Мама ещё некоторое время сопротивляется, но вскоре сдаётся. Мать с дочерью смотрят в глаза друг другу и молчат. Потом девочка смотрит на спящего отца, и он просыпается.

Нам пора, – говорит мне дочь – спасибо.

Они ушли, а я осталась размышлять. И о самом факте происходящего, и о том, что сделала девочка. Вообще, перед тем, как сделать аналогичное, нужно уведомить человека о происходящем, чтобы его сознание не принимало всё на «халяву». Да и хранить чужие болезни у себя незачем. Но как объяснить это девочке? Как рассказать ей о технике безопасности? Она принесла себя в жертву – а в результате что произошло? Практически ничего, родители ушли, тихо переругиваясь друг с другом.

Но факт остаётся фактом. Новые дети «зеркалят» организмы своих родителей. И не знают, как рассказать об этом. Просто делают это, и всё. В таком случае вопрос к родителям – понимают ли они, что сегодня происходит? Понимают ли они, что современные дети отличаются от них? Хотят ли родители понимать своих детей? И самый сложный вопрос – хотят ли родители понять самих себя?
Вопрос совсем не риторический. О том, как многие папы и мамы скидывают на детей свои проблемы, известно давно. Только сегодня исход другой.


История вторая – Обещание

На приём пришли мама и сын. Мальчик учится в школе, ему четырнадцать лет. Проблема в его здоровье. Мама объясняет, что он стал нервный, перестал слушаться. На меня смотрят живые и хитрые глаза мальчика, но в глубине глаз прячется сложное чувство. У меня складывается ощущение, что мальчика когда-то предали. Причём очень давно, может с рождения. Двадцать минут диагностики.

Стандартные картинки – проблемы с пищеварением. Начинаю рассказывать о состоянии организма. Мама внимательно слушает, что-то записывает в тетрадку. Сын смирно сидит рядом и смотрит в стенку. Действительно, он очень обижен. Странно, что мать этого не замечает.

Что Вы сыну обещали сделать и не сдержали слова? – спрашиваю маму. И объясняю свой вопрос тем, что пока у него в глубине живёт эта боль, нервы восстановить невозможно. Мама вспоминает текущие события, но всё не то. Спрашивает у сына, но он лишь мотает головой и отворачивается.

Не помню, – говорит.

Как случилось, что Вам захотелось ребёнка? – подсказываю ей.

Она начинает вспоминать. Рассказывает, как долго не могла забеременеть. Как просила прийти будущего ребёнка, обещала выполнить его самое заветное желание, лишь бы он согласился жить у неё. Наступила долгожданная беременность. Родился мальчик. Рос, учился, а со временем стал «странным», и чем дальше, тем больше.

Уточняю у матери, вспоминала ли она о своём обещании, данному мальчику ещё до рождения?

Женщина смотрит на меня в недоумении – ведь это глупости! Какой разговор с ребёнком может быть до рождения? Но постепенно до неё начинает доходить смысл происходящего.

Но это же невероятно! – восклицает она и оборачивается к сыну. Тот по-прежнему смотрит в сторону.

Я уже и не помню, чего я там наговорила, – добавляет она для меня.

Нужно было спросить у сына о его заветном желании. И помочь его выполнить. Ведь это Вы обещали ему перед зачатием, – отвечаю ей.

Невероятно, – говорит мать.

Что уж тут невероятного?! Если обещали, надо держать слово, – тон мой несколько резковат. В глазах матери читается вопрос «обещала кому?».

Вы действительно хотите исправить ситуацию? – уточняю.

Ну да, конечно, – соглашается она.

Тогда держите слово!

Во время нашей беседы мальчик не проронил ни слова, только в конце с горечью сказал матери – прежде чем говорить, надо думать!

Мы с женщиной некоторое время пообщались, для неё происшедшее было, мягко говоря, неординарным. Хотя она и называла себя целителем, и к ней приходили люди за помощью.

Что здесь невероятного? – спрашиваю.

Ну, вот это, – «объясняет» она, разводя руками. Сын хмыкает, не поворачиваясь к нам.

Да, – вдруг говорит она, – сыну не нравится, когда я лечу своих пациентов!

Ещё бы! – отвечаю.

Он меня ревнует! – её голос уверен и твёрд.

Просто нужно держать слово.
Определяем витамины для сына и для мамы, и они уходят.

 

Насколько мне известно, подобная тема ещё не освещалась в печати. Можно соглашаться или спорить, но некоторые дети полностью «списывают» состояние органов своих родителей. Могу предположить, что в физике данного процесса работает оптика и законы переотражения. Конечно, любовь творит чудеса, но сознательность процесса тоже необходима. Как объяснить детям алгоритмы безопасности при подобном переносе?

И встаёт вопрос о лечении детских заболеваний. Все ли болезни таковы, какими их обнаруживают врачи? А ещё – вопросы этики. Своеобразной этики, восходящей к вопросам пренатального развития, или даже ещё раньше.

Фактически, дети своим поведением преподают взрослым уроки любви. Эта любовь идёт от сердца, и она естественна. Но им, детям, невероятно трудно во взрослом мире, полном лжи и страха. Дети не боятся доверять своей интуиции, чего не скажешь о взрослых. Хотя взрослые это тоже дети, которые с возрастом потушили свой огонь и плетутся на верёвочке вслед за «убеждениями, нормами и правилами». Родители им выбрали судьбу и научили спать на ходу, умирая ещё при жизни. И как мало живых людей!

Для детей главное в жизни – радость, любовь, творчество, а не количество прожитых лет или деньги на сберкнижке. Это чёткость в мышлении и понимании того, что делают. И объяснение на бытовом, социальном и духовном уровнях. Не каждый взрослый даст подобное объяснение своих поступков.

Дети могут общаться с человеком, только если он максимально искренен, и открыт, прежде всего, для себя. И ещё – взрослая нетерпимость к любому «инакомыслию», к тому, что идёт вразрез с собственными убеждениями и взглядами. Это порой принимает размеры бедствия, катастрофы. Общество боится всего необычного. Дети – необычны, так говорит наука. Значит, общество боится нового поколения детей. Это тоже можно понять. Что остаётся детям? Разрушать Систему, воспитывающую страх перед Необычным, которое давно уже здесь, с нами. А куда катится мир?

Учёные мира обнаружили, что во Вселенной царит хаос и попираются незыблемые основы физики. В определённых условиях элементарные частицы, например электроны, способны мгновенно сообщаться друг с другом независимо от расстояния. Не имеет значения, 10 сантиметров или 10 световых лет. Получается, расстояние – иллюзия. На самом деле наш мир это объёмная, детализированная голограмма. И нет никаких ограничений. Всё может быть. Детям это хорошо известно, они умеют извлекать из Хаоса (Его Величества Хаоса!) нужные события, людей или эмоции. Ортодоксальная наука особенно непримирима к паранормальным явлениям. Ибо нет ничего труднее, чем изменить укоренившиеся представления о непогрешимости (науки или человека).

А когда с ребёнком невозможно наладить нормальное общение, уберите из головы свои взрослые, безусловно важные проблемы и подойдите к нему. Посмотрите ему в глаза. Если увидите спокойный взгляд мудреца, прожившего на Земле не один десяток лет, – это он, ваш ребёнок новой эпохи.

И меняться придётся именно вам, взрослые!

Иначе можно оказаться «за бортом».

Таков мир сегодня.

 

 

 

Здесь стол рио виста белый